Корея
Боевые действия с июня 1950 по июль 1953 года


Конфликт между Севером и Югом начался сразу же после образования в 1948 году двух корейских государств. Правительства обеих стран намеревались объединить Корею под собственной властью, что и провозгласили в принятых в 1948 году Конституциях.

Вооруженные стычки вдоль 38-й параллели, по которой проходила граница между государствами, происходили на протяжении всего 1949 года и в первой половине 1950 года. Иногда в этих стычках участвовало более чем по тысяче человек с каждой стороны.

Полномасштабный конфликт начался 25 июня 1950 года наступлением северокорейских войск на юг. Сначала военные действия развивались успешно для Северной Кореи. В результате ряда блестящих операций армия КНДР захватила большую часть территории Южной Кореи. Американо-южнокорейская группировка войск была прижата к морю.

Однако затем ситуация начала меняться в пользу Южной Кореи. 16 сентября 1950 года войска 8-й американской армии, сосредоточенные на Пусанском плацдарме, совместно с южнокорейскими войсками перешли в контрнаступление. Одновременно 10-й американский корпус высадился в тылу северокорейских войск в Инчхоне. Обладая господством на море и в воздухе и численным превосходством на земле, союзники довольно быстро заняли ранее потерянную территорию и перешли через 38 параллель. В результате северокорейские войска потерпели крупное поражение, оставили Сеул и Пхеньян и на ряде участков были отброшены до корейско-китайской границы.

Угроза захвата южными корейцами и американцами всего полуострова заставила СССР и Китай прийти на помощь своему союзнику. В конце октября 1950 года на территорию Кореи были введены китайские войска. А для их прикрытия с воздуха СССР направил в Китай 64-й истребительный авиакорпус, вооружённый новейшими самолетами МиГ-15. Вскоре они вступили в первый бой с американскими самолётами, что стало полной неожиданностью для ВВС США.

В боях в небе над Кореей советские летчики проявили мужество и героизм. Рекордсмен Корейской войны Николай Сутягин провел 66 воздушных боев, лично сбил 21 самолет. 20 самолетов на счету полковника Анатолия Пепеляева. По 15 самолетов противника уничтожили капитан Лев Щукин, подполковник Александр Сморчков и майор Дмитрий Оськин. Еще 6 советских пилотов одержали 10 и более побед. Всего же, согласно официальным данным, летчиками 64-го истребительного авиационного корпуса было проведено 1872 воздушных боя, в ходе которых было сбито 1106 самолетов противника. Советские потери - 335 самолетов.

К январю 1951 года китайские и северокорейские войска вновь заняли Сеул. В течение следующих нескольких месяцев противники пытались отбросить друг друга, но решительного успеха ни одна из сторон не достигла. В июле 1951 года фронт стабилизировался примерно по 38-й параллели, война приобрела позиционный характер.

К весне 1953 года стало очевидно, что ни одна из сторон не сможет одержать победу. 27 июля 1953 года в Пханмунджоме было заключено соглашение о прекращении огня.

Корейская война стала одним из самых кровопролитных вооруженных конфликтов второй половины XX века. Суммарные потери Южной Кореи убитыми и ранеными оцениваются от 1 миллиона 271 тысячи до 1 миллиона 818 тысяч человек, Северокорейской армии - от 1 миллиона 858 тысяч до 3 миллионов 822 тысяч человек. По официальным американским данным, США потеряли в Корейской войне 54 тысячи 246 человек убитыми и 103 тысячи 284 человека ранеными.

СССР потерял в Корее в общей сложности 315 человек убитыми и умершими от ран и болезней, в том числе 168 офицеров.
"Фаготы" против "Сейбров"
65 лет назад в ходе войны в Корее впервые схлестнулись советские и американские реактивные истребители со стреловидным крылом: 22 декабря 1950 года во время Корейской войны (1950-1953) состоялся первый крупный воздушный бой между советскими и американскими летчиками. Потери сторон: два МиГ-15 «Фагот» против пяти F-86 «Сейбр».

Американский F-86 «Сейбр» и советский МиГ-15 «Фагот» являются реактивными первенцами со стреловидным крылом. Еще в годы войны американцы пытались реализовать проект реактивного истребителя NA-140, но не получилось. После поражения Германии в 1945 году туда были посланы специалисты для изучения немецких разработок в области реактивной авиации. Основываясь на полученных данных, проект NA-140 был переделан под стреловидное крыло, имевшее преимущества перед прямым на скоростях около М=0,9. Новый проект был одобрен армейскими ВВС США 1 ноября 1945 года. Первые серийные самолёты были собраны на заводе в Инглвуде в мае 1948 года. В июне 1948 года самолёт получил новое обозначение - F-86. Его приняли на вооружение ВВС США в 1949 году. Первые 19 единиц F-86A (из которых боеготовыми были первоначально лишь 15 самолетов) прибыли в Корею 16 декабря 1950 года. 17 декабря состоялся их первый пристрелочный бой с МиГ-15 (без потерь обоюдно), а 22 декабря «Сейбры» и «Фаготы» понесли серьезные потери: 5 к 2 в пользу МиГ-15.

Разработка этого самолета началась 15 апреля 1947 года в ОКБ-155 А.И.Микояна, которому была поставлена задача разработать фронтовой истребитель с реактивным двигателем и герметической кабиной. Впервые на отечественном серийном самолёте было решено применить стреловидное крыло. 18 декабря завершилось изготовление первого прототипа. 30 декабря 1947 года лётчик-испытатель В.Н.Юганов впервые поднял его в небо. 15 марта 1948 года МиГ-15 был запущен в серийное производство на заводе №1 им. Сталина. Вскоре он начал поступать в войска.

Для обеспечения воздушного прикрытия вступившей в Корейскую войну китайской армии СССР направил в Китай 64-й истребительный авиакорпус, вооружённый МиГ-15. Вскоре они вступили в первый бой с американскими самолётами, что стало полной неожиданностью для ВВС США, не предполагавших, что им придётся столкнуться с новейшим советским истребителем. Применявшиеся до сих пор американские F-80 уступали МиГам в скорости из-за своего прямого крыла. Для борьбы с новым воздушным противником на Дальний Восток были срочно отправлены только начавшие поступать на вооружение F-86 «Сейбр». С конца декабря 1950 года и вплоть до завершения войны в июле 1953 года МиГ-15 и F-86 стали основными противниками в небе Кореи.

По основным летно-тактическим данным советский истребитель МиГ-15 и американский F-86 «Сейбр» были равны, но каждый имел свои сильные и слабые стороны. МиГ превосходил «Сейбра» в скороподъемности и удельной тяговооруженности. F-86 быстрее набирал скорость на пикировании, был более манёвренным, обладал большей дальностью полета. Существенным моментом являлось то, что летчики F-86 пользовались противоперегрузочными костюмами, о чем их советские коллеги могли лишь мечтать.

Однако F-86 проигрывал в вооружении. 6 крупнокалиберных «сейбровских» пулеметов «Кольт Браунинг», несмотря на большую скорострельность (1.200 выстрелов в минуту), уступали трем пушкам МиГа: двум 23-мм калибра и одной 37-мм. Их снаряды пробивали любую броню. Вот эти самолеты и сошлись 22 декабря 1950 года в жесткой схватке.

Подробных документальных свидетельств о том бое мне найти не удалось. Зато в архиве сохранилась стенограмма летно-тактической конференции соединения, прошедшей 25-26 июля 1951 года. На ней об аналогичной схватке рассказал самый результативный летчик Корейской войны Николай Сутягин. «Задание выполняли десяткой, – говорил перед собравшимися Николай. – Ударное звено – майора Пулова, звено прикрытия – капитана Артемченко справа выше и пара Перепелкина. Я шел в звене прикрытия с ведомым старшим лейтенантом Шулевым. В момент левого разворота в районе Сенсен я отстал от пары капитана Артемченко на дистанцию 400-500 м. Развернувшись на 50-60 градусов влево, я заметил: внизу слева, из-под ведущего звена, заходит нам в «хвост» пара F-86. Я подал команду: «Атакую, прикройте» и левым боевым разворотом, в момент которого выпустил тормоза и убрал газ, с последующим полупереворотом пошел за парой F-86. На второй петле мы уже были в «хвосте» у F-86-x, и в верхнем положении я дал две короткие очереди по ведомому. Очереди прошли: одна с недолётом, другая с перелетом. Я решил подойти ближе. После выхода из пикирования пара F-86 сделала отворот вправо, а затем – влево с набором высоты. За счет этого отворота уменьшилась дистанция до 200-300 метров. Заметив это, противник сделал переворот. Выпустив тормоза, мы пошли за F-86 под углом 70-75 градусов в сторону моря. Сблизившись до дистанции 150-200 метров, я открыл огонь по ведомому. F-86 был сбит».

Задокументрован рассказ и о другом поединке с «Сейбрами». 22 июня 1951 года в момент разворота звену советских летчиков во главе с Николаем Сутягиным заходила в «хвост» четверка F-86. Умелый маневр, и наши пилоты уже в «хвосте» F-86. Заметив МиГи, американцы после левого разворота пошли в пикирование. Сутягин на дистанции 400-500 метров открыл огонь по ведомому. Но вторая пара американцев зашла звену в «хвост», это заметил ведомый старший лейтенант Шулев – он резким маневром вышел из-под удара. Ведущий первой американской пары, заметив, что стреляют по ведомому, пошел на «косую петлю». Но он не смог противостоять мастерству Сутягина, который в верхнем положении, уже сблизившись до 250-300 метров, открыл по нему огонь. F-86 запылал и стал падать. Чуть позже был уничтожен еще один «Сейбр».

Рекордсмен Корейской войны Николай Сутягин провел 66 воздушных боев, лично сбил 21 самолет. На его счету 15 F-86 «Сейбр», 2 F-80 «Шутинг Стар», 2 F-84 «Тандерджет» и 2 поршневых «Глостер-Метеор».

К сожалению, мы проиграли другую схватку — за правду о той войне и её героях. Пока наши спецслужбы засекречивали материалы о ней, американские исследователи Корейской войны «забрали» себе все рекорды. Например, в книге «Аллея МиГов», изданной в Техасе в 1970 году о подвигах Сутягина, конечно же, умалчивается, зато первым в истории реактивным асом называется капитан Джеймс Джабара, на счету которого 15 воздушных побед (на 6 меньше, чем у нашего истребителя!). Всего отмечается 39 пилотов США, сбивших от 15 до 5 наших самолетов.

Разумеется, нужно отдать должное мужеству и мастерству американских летчиков, они сражались достойно, а порой и на равных с советскими асами. Но у наших счет солиднее. Николай Сутягин – 21 воздушная победа. 20 поединков выиграл полковник Анатолий Пепеляев. По 15 самолетов противника уничтожили капитан Лев Щукин, подполковник Александр Сморчков и майор Дмитрий Оськин. Еще 6 советских пилотов одержали 10 и более побед. 5 и более побед на счету 43 советских летчиков.

До сих пор в США пытаются подкорректировать и общий итог воздушной войны. Так, в «Энциклопедии авиации» (Нью-Йорк, 1977 г.) отмечается, что всего американскими летчиками за время войны сбито 2.300 самолетов СССР, Китая и КНДР, потери США и их союзников – 114. Соотношение – 20:1. Внушительно? Однако сразу после войны, когда общие потери было скрыть трудно, было издана документальная книга «Воздушная мощь – решающая сила в Корее» (Торонто – Нью-Йорк – Лондон, 1957 г.) В ней констатировалось, что ВВС США только в боевых схватках потеряли около 2.000 самолетов, потери «коммунистических» самолетов они тогда оценивали скромнее – примерно в 1.000 машин. Однако и эти цифры, скорее всего, далеки от правды.

На сегодня Генеральный штаб Вооруженных Сил России рассекретил некоторые документы времен войны в Корее. Вот общие данные. Советскими летчиками 64-го истребительного авиационного корпуса (за время войны в него попеременно – от шести месяцев до одного года – входило десять дивизий) было проведено 1.872 воздушных боя, в ходе которых сбито 1.106 самолетов противника, из них F-86 – 650 единиц. Потери корпуса: 335 самолетов. Соотношение – 3:1 в пользу советских пилотов, в том числе по новейшим машинам (МиГ-15 и F-86 «Сейбр») – 2:1.

Данные противоборствующих сторон отличаются не только в результате субъективности. У нас с американцами разные технологии подсчетов. Американцы свои победы фиксировали только по фотокинопулемету (ФКП), т.к. обстановка в Корее не позволяла им получить подтверждение с земли. Этот метод, по словам Героя Советского Союза К.В. Сухова, был эффективен примерно на 75%, поскольку происходила фиксация лишь попадания, которое далеко не всегда означало уничтожение самолета.

В советских авиачастях существовал более строгий порядок регистрации побед. В первую очередь - кадры ФКП. Затем - свидетельства напарников. Но главным являлось подтверждение наземных частей, без чего сбитый самолет, как правило, не засчитывался. Помимо этого, представители полка выезжали на место падения машины противника, фотографировали ее и должны были привезти какую-либо деталь, лучше всего - заводскую бирку. Показания самих пилотов почти не принимались во внимание.

Нельзя не учитывать и того, что в американские победы занесены и поражения корейских и китайских летчиков, которые, конечно, были «зелеными» по сравнению с пилотами СССР и США.

Сергей ТУРЧЕНКО